Статьи

Не до всех дошло: насколько эффективна господдержка правительства РК в период COVID-19

27.07.2020 00:00

Объем антикризисного пакета мер казахстанского правительства на 2020 год оценивается в 9% ВВП.Это меньше, чем в США (12%), но больше, чем в России (3%). Однако ценность антикризисного пакета состоит не столько в его объеме, сколько в том, насколько быстро и точно деньги и решения доходят до бизнеса. Цели узнать, насколько эффективно работают меры господдержки в РК, было посвящено июльское исследование KPMG “Пандемия COVID-19: эффективны ли меры господдержки бизнеса в Казахстане. Мнение рынка”.

Главные выводы исследования: в период коронакризиса бизнес прибегает к господдержке, но больше половины респондентов из бизнеса указывают на длительность процесса получения денег, около трети недовольны требованиями, которые предъявляют к компаниям чиновники, а каждый девятый опрошенный сомневается, что его бизнесу помогут “налоговые каникулы” в формате предложенном правительством. 

Отвечает бизнес

Упомянутое исследование KPMG второе за последние два месяца: в мае вышел отчет с оценкой влияния пандемии COVID-19 на ключевые сектора казахстанской экономики. 

В основе июльского исследования KPMG лежат данные опроса более 60 руководителей МСБ и крупного бизнеса, ряд банков, институтов развития и бизнес-ассоциаций Казахстана. «Основной целью анализа была попытка понять: достаточны ли меры господдержки в связи с COVID-19, насколько они эффективны (с точки зрения бизнеса), есть ли у бизнеса конструктивные предложения по улучшению этой системы”, – отмечают в консалтинговой компании. 

После объявлением ВОЗ пандемии в марте этого года, решением президента Касым-Жомарта Токаева в РК был введен режим чрезвычайного положения с беспрецедентными карантинными мерами, который продержался 8 недель. Из-за карантинных ограничений, распространившихся в основном на сферу услуг, около 300 тыс. субъектов предпринимательства приостановили свою деятельность, а объем пострадавших (потеряли в выручке) составил 1 млн компаний (всего в РК 1,6 млн юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств). За отсрочкой по обслуживанию займов в банках второго уровня обратились около 15 тыс. компаний. 

Свыше 1,6 млн человек были выведены в отпуск без содержания, а 4,5 млн граждан (около 50% рабочей силы страны) получили социальную выплату по потере дохода (42 500 тенге). 

“Бизнес оказался в сложной ситуации, в которой невозможно планировать свою операционную деятельность. В такой ситуации ориентация на поддержку может быть только от государства”, – отмечают авторы исследования. 

Комплекс антикризисных мер правительства оценивался в 5,9 трлн тенге (9% ВВП), однако нельзя сказать, что большая часть денег была направлена на поддержку бизнеса. Около 33% пошло на компенсацию выпавших доходов республиканского и местных бюджетов, 17% – на “Дорожную карту занятости”, 11% – на социалку, 7% было пущено на жилищное строительство, расширение неэкономических госпрограмм, противоэпидемические меры. Блок поддержки бизнеса через льготное кредитование МСБ составил всего 17% общего объема. Предприятия в особо пострадавших секторах (кинотеатры, ТРЦ, авиакомпании и другие) получили освобождение от налогов на землю и имущество на оставшуюся часть года, микро- и малый бизнес – отсрочки по выплатам налогов на доходы до октября 2020 года. 

Но как оценивают меры господдержки компании?

34%, опрошенных KPMG, оценивают актуальность и выполнимость критериев в программах “ниже среднего”. 

Поэтому 90% респондентов считают необходимым “расширение отраслевых критериев и «реинжиниринг» госпрограмм поддержки бизнеса”. Есть проблемы и со сроками предоставления господдержки: более 50% опрошенных указали, что период получения господдержки занял от 3 недель и более. Наконец, предложенные правительством “налоговые каникулы” не считают эффективной мерой для стабилизации финансового положения 89% компаний.

Оценка актуальности и выполнимость условий господдержки у компаний и банков различается. Если бизнес оценивает этот показатель в 4,7 баллов из 10, то банки – в 7,8 баллов. Впрочем, и банкиры отмечают отраслевую ограниченность программ поддержки и излишние требования по количеству рабочих мест и налогов. 

Участники опроса подняли такую важную проблему, как узкий круг получателей господдержки. Как сообщил один из участников опроса, получить льготный займ по госпрограмме для нового клиента банка сложно: он раздает льготные кредиты старым клиентам, на новеньких деньги заканчиваются. “Предприятия одни и те же, они просто в разные окошки лезут и получают разные инструменты”, – заметил другой участник. 

Эксперты KPMG обратили внимание на “отсутствие единого информационного портала господдержки и одного оператора по каждой госпрограмме большинство респондентов считают одним из ключевых операционных барьеров для участия в программах господдержки”. “Государству и бизнесу необходима единая платформа для конструктивного и транспарентного диалога: лишь прямое обсуждение экспертов, своевременная и достаточная поддержка бизнеса помогут стране выйти из кризиса и заложить основы долгосрочного устойчивого роста”, – рекомендуют в KPMG. 

“Среди мер, анонсированных государством, практически отсутствуют меры по поддержке крупного бизнеса, несмотря на то, что именно крупный бизнес формирует 80% всех налоговых поступлений и трудоустраивает более 60% трудоспособного населения страны”, – отмечают авторы исследования. 

О необходимости обратить внимание на состояние крупного бизнеса и оказать ему поддержку обращал внимание во время дискуссии по итогам исследования его автор исследования, руководитель департамента инвестиций и рынков капитала KPMG в Казахстане и Центральной Азии Василий Савин. Одним из распространенных за рубежом и достаточно эффективных методов поддержки крупных компаний являются госгарантии по кредитам. В Казахстане этот инструмент применяется ограниченно – лишь в отношении малого бизнеса, на сумму не более 1 млрд тенге и при ставке займа не более 15%. 

Сами-сами

Надо отдать должное правительству РК: несмотря на скепсис в отношении его эффективности, в чем казахстанский кабмин точно не обвинишь, так это в отсутствии идей, инициатив и проактивности. Несколько пакетов мер, которые правительство успело принять с марта 2020 года, содержат не только т.н. фискальные стимулы (освобождение от налогов, новые или расширенные статьи госрасходов), но и инициативы по улучшению бизнес-климата и качества поддержки бизнеса. 

Некоторые рекомендации июльского исследования KPMG в той или иной степени чиновниками уже исполняются. Например, на заседании правительства 14 июля 2020 года, министр национальной экономики Руслан Даленов озвучил в числе оперативных мер следующую: “По развитию предпринимательства в сентябре т. г. будет обеспечен полноценный запуск единого сервиса “Правительство для бизнеса” с учетом элементов «умного регулирования». Для упрощения получения предпринимателями господдержки и консультаций будет обеспечено полное функционирование “Единого окна” для бизнеса”. 

Остается надеяться, что этот инструмент решит проблему с коммуникациями бизнеса и госорганов по вопросам господдержки. 

Поддержкой крупного бизнеса правительство РК собиралось заняться самостоятельно еще в апреле этого года, когда г-н Даленов предоставлял на рассмотрение премьер-министра Аскара Мамина и членов кабмина список из 361 предприятия страны, которым предлагались особые меры поддержки. Предприятия были названы “системообразующими”, хотя в списке, который «утек» в сеть, большую часть составляли торговые и строительные компании, авиаперевозчики и операторы аэропортов и ряд энергетических компаний. Поскольку не были ясны критерии отбора в список системообразующих, а правительство готовилось принять список без огласки, утечка проекта постановления правительства о списке-361 произвела эффект разорвавшейся бомбы: не возмущался только ленивый. 

Встретив критику со стороны бизнес-сообщества и экспертов, в правительстве решили отказаться от поддержки крупного бизнеса вообще, а сосредоточиться на приоритетных отраслях экономики. К приоритетным правительство относит «строительную отрасль, гражданскую авиацию, обрабатывающую промышленность, логистику, туризм, агропромышленный комплекс, МСБ, сектор услуг” (цитата по ответу премьера на депутатский запрос; документ датирован 12.06.2020). 

Описание поддерживаемых отраслей очень вольное. Непонятно также, по какому принципу и через какие инструменты будет оказываться поддержка. Если в том же режиме и по тем же программам, тогда смело можно считать, что особенной поддержки крупный бизнес не получит. 

«Необходимо в программе вернуться к поддержке крупного бизнеса, который сегодня не поддерживается в рамках этой программы. Поскольку крупный бизнес является основой экономики и обеспечивает занятость граждан. Поэтому было бы логично включить в государственные программы, в том числе в программу «Экономика простых вещей» субъектов крупного бизнеса из импортозамещающих отраслей», – предложила глава Ассоциации финансистов Казахстана Елена Бахмутова на заседании правительства 21 июля 2020 года.

Второе замечание г-жи Бахмутовой относилось к гарантированию: «Одним из путей решения проблемы залогов является расширение государственных гарантий. В том числе возможность использования государственных гарантий за счет расширения функционала Банка развития Казахстана, который мог бы делать это для крупного бизнеса, как это сегодня делает фонд «Даму» для субъектов МСБ».

«Принципиально важным сейчас является пересмотр подходов и максимальное разрешение кредитования на пополнение оборотных средств и на рефинансирование. Это позволит и расширить возможность участия в программе и будет способствовать освоению выделенных средств», – заключила она.

Источник: https://ekonomist.kz/domnin/ne-do-vseh-doshlo/
Баспасөз баяндары
66
Серіктестер