Статьи

Рикардо Гутьеррес: Уровень свободы СМИ снижается не только в России

17.02.2019 00:00

Рикардо Гутьеррес и Евгений Гонтмахер. Фото: Экспертная группа «Европейский диалог»

Какие проблемы стоят перед современной журналистикой, есть ли существенная разница между новыми и традиционными СМИ, как в Европе обстоят дела со свободой слова, могут ли государственные СМИ сохранять независимость и в чем заключается миссия журналиста? Об этом член экспертной группы «Европейский диалог» Евгений Гонтмахер поговорил с генеральным секретарем Европейской федерации журналистов Рикардо Гутьерресом. Их беседа продолжает цикл встреч «С европейской точки зрения».

Евгений Гонтмахер: В начале беседы я хотел бы обратиться к случаю из собственного опыта. Я сам не журналист, но иногда пишу. И вот я написал статью в популярную газету, где прокомментировал действия мэра Москвы. Меня в этой газете всегда печатают, обычно даже не правят. А тут мне вдруг звонит редактор и говорит: мы бы не хотели публиковать вашу статью. Я спрашиваю: почему? «Ну, наша газета издается в Москве, и если мы выпустим такую статью, то мэр, при всем уважении к нему, начнет нас немножко прижимать…» По вашему мнению, что это — цензура или редакционная политика?

Рикардо Гутьеррес: Я думаю, что сегодня настоящая беда отделов новостей в Европе, в том числе Западной, — это не цензура, а самоцензура: ситуация, когда журналисты сами цензурируют свои тексты, исходя из того, что теоретически на них могут оказать давление. Год назад мы при поддержке Совета Европы провели опрос, в котором приняли участие 1000 журналистов из 47 стран — членов Совета Европы. Так вот, 30% участников сказали, что время от времени цензурируют собственные работы. На самом деле этот показатель выше, потому что не всякий журналист решится признать, что цензурирует самого себя. Это сложно, поскольку это равносильно признанию, что ты не выполняешь свою миссию как журналист: ты должен стоять на страже правды, а вместо этого периодически сам себя ограничиваешь, не давая себе писать эту правду.

Тридцать процентов — это высокий показатель. Мы искали причины такой самоцензуры, и, как ни удивительно, оказалось, что самая популярная из них — это не прямые угрозы от главного редактора или от представителей политических сил, а психологическое давление, которое исходит из разных источников. И с такими проблемами мы работать не готовы. Мы оказываем поддержку, когда речь идет о свободе слова в СМИ, об условиях труда, но не предоставляем психологическую поддержку. Другими словами, я думаю, что настоящая проблема на сегодняшний день — это не прямое давление, а тот факт, что сами журналисты не выполняют свою миссию в нашем обществе.

Евгений Гонтмахер: В Европе эта ситуация становится все более распространенной в последние годы или так было всегда?

Рикардо Гутьеррес: Европейская федерация журналистов — это федерация журналистских организаций. Половина наших членов — профсоюзы журналистов, а вторая половина — ассоциации журналистов. Исходя из того, что я знаю от организаций, с которыми мы работаем, сегодня журналисты по всей Европе сталкиваются с двумя главными проблемами.

Первая проблема — экономическая. Дело в том, что традиционная модель финансирования СМИ больше не работает. В первую очередь тому виной онлайн-платформы, которые заполучили один из ключевых ресурсов финансирования — доходы от рекламы. И ни редакторы, ни издатели других СМИ не придумали, как компенсировать эту потерю.

Вторая — проблема свободы слова. Условия для журналистов становятся все сложнее. С одной стороны, в редакциях все больше людей, которым не дают никаких гарантий: внештатных журналистов, фрилансеров. С другой стороны, мы наблюдаем глобальное давление, вызванное государственным регулированием. Из-за террористических атак в Западной Европе власти многих стран приняли очень жесткие законы в вопросах оперативного наблюдения, соблюдения мер безопасности и т. д., и это ограничивает возможности журналистских расследований: сегодня получать сведения об общественно важных делах стало труднее, чем раньше. Иными словами, усложнился законодательный контекст работы журналистов. И это глобальная тенденция, актуальная не только для Украины, России и Беларуси: традиционно демократические западные страны — Великобритания, Франция, Бельгия и другие — также переживают снижение уровня свободы слова в СМИ.

Евгений Гонтмахер: Вы, наверное, говорите об этих процессах применительно к традиционным СМИ. Но ведь сейчас есть альтернативные источники получения информации — например, «Телеграм» или новостные ленты интернет-сайтов. Лично я телевизор не включал уже лет 20–25. Иногда слушаю радио, но крайне редко. И я ведь не один такой.

Вы сказали, что государство усложняет условия для работы традиционных СМИ. Не означает ли это, что государство фактически их добивает?

 

Если посмотреть на историю СМИ, то мы увидим, что каждый раз, когда появляется новый способ распространения информации, он, безусловно, ослабляет позицию других. Но не убивает их

Рикардо Гутьеррес: Пример с «Телеграмом», который вы привели, очень интересен. Если я правильно помню, то в прошлом году Роскомнадзор несколько раз пытался его заблокировать. И это иллюстрация той тенденции, о которой я говорил: когда государство пытается контролировать глобальный контекст и условия работы СМИ.

Исчезнут ли газеты? Я думаю, что нет. Если посмотреть на историю СМИ, то мы увидим, что каждый раз, когда появляется новый способ распространения информации, он, безусловно, ослабляет позицию других. Но не убивает их: телевидение не убило радио, интернет на самом деле так и не убил телевидение.

Но вот какая проблема действительно возникла: при такой конкуренции стало трудно удержаться на плаву. Чтобы начать издавать свою газету, нужны печатные станки, обслуживающий персонал, административная и дистрибуторская сеть — это целое производство. А сегодня любой бизнесмен без особых проблем может запустить новый онлайн-канал — большие инвестиции для этого не нужны. В результате одним из условий работы журналистов стал очень высокий уровень конкуренции. Фактически исчезли всякие гарантии, отдельным СМИ становится все сложнее выживать, и конечно, это влияет на положение дел в редакциях. Меньше журналистов выпускает больше новостей за меньшее время. Естественно, это снижает качество новостей. А это, в свою очередь, сказывается на уровне доверия — люди больше не верят новостям. И это настоящая проблема. Не для журналистов — для демократии.

Источник: https://snob.ru/entry/172506

Статьи
682
Пресс-релизы
62
Партнеры