Статьи

Этнические и религозные группы как объект языка вражды в Фейсбуке

11.12.2017 00:00

Язык вражды – это концепт, охватывающий широкий спектр дискриминирующей, антгонистической, нетолерантной речи, встречающейся в отношении отдельных социальных групп, чаще всего, меньшинств.

В условиях бурного развития интернет-технологий, а также общей смартфонизации «цена» языка вражды значительно возрасла. Теперь это уже не просто проявление недоброжелательных намерений, убеждений отдельно взятых людей, но и важный фактор социальной жизни. Как показывает опыт некоторых стран, однажды опубликованный текст, содержащий язык вражды, может иметь непредсказуемые последствия, вплоть до открытых проявлений ненависти в реальной жизни.

В настоящей работе представлен контент-анализ результатов мониторинга языка вражды в социальной сети Фейсбук, проведенный международным центром журналистики Medianet.

В фокусе анализа - публикации, объектом вражды в которых так или иначе выступают этнические или религиозные группы. Основной исследовательский вопрос сформулирован следующим образом: каковы главные характеристики языка вражды, объектом которого выступают этнические или религиозные общности? Какие нужно предпринять шаги, чтобы содействовать снижению их негативного социального эффекта?

Методология анализа

По итогам контент-анализа, из 128 постов, отмеченых представителями Медианет в качестве примеров языка вражды, было отобрано 44 материалов. Это посты и комментарии, которые написаны 8 популярными авторами казахстанского сегменте фейсбука в период с мая по октябрь 2017 года. 30 из них опубликованы на казахском, а оставшие 14 на русском языке.

При отборе публикаций учитывалась типология языка вражды, разработанная российким информационно-аналитическим центром «Сова», которая учитывает направленность и степень «жесткости» публикаций.

Всего, по результатам контент-анализа, получилось 7 разновидностей языка вражды, которые, условно, можно разделить на «мягкую» и «жесткую» дискриминацию этнической или религиозной общности:

«Мягкая» дискриминация:

1.    создание негативного образа этнической или религиозной группы, переданное тоном текста или фрагмента текста;

2.    противопоставление разных групп общества друг к другу, подчеркивание различий между этническими, языковыми и иными сообществами

3.    упоминание собственной этнической, языковой или иной группы в уничижительном тоне

4.    упоминание этнической или религиозной группы или ее представителей как таковых в унизительном или оскорбительном контексте (в том числе в уголовной хронике или просто при упоминании этнонима);

 

«Жесткая» дискриминация

5.    приписывание другому человеку (чаще всего публичной персоне) отрицательных черт, противоречащих или угрожающих интересам широкой общественности (предатель, Гитлер, салафит и т.д.)

6.    призывы не допустить закрепления в регионе (районе, городе и т.д.) мигрантов, принадлежащих к той или иной этнический или религиозной группе (например, призывы к дискриминации салафитов, иеговитов, других религиозных групп);

7.    завуалированные призывы к насилию и дискриминации (пропаганда «позитивных», исторических или современных, примеров насилия или дискриминации; выражения типа «хорошо бы сделать с теми-то то-то и то-то», «давно пора …» и т.п.);

«Мягкая» дискриминация

Большинство публикаций, содержащих язык вражды, можно отнести к «мягким» способам дискриминации этнической или религиозной группы (32 из 44 публикаций).

Наиболее распространенная разновидность – это создание негативного образа этнической или религиозной группы, переданное тоном текста или фрагментом текста (14 публикаций, 8 из которых на казахском, а 6 на русском языке). Главным образом, речь идет об упоминании представителей той или иной общины в привязке к осуждаемым ситуациям, либо событию.

Сразу несколько публикаций были посвящены созданию негативного образа индийцев и китайцев, приезжающих в Казахстан на работу. Прямого призыва их дискриминировать не было, однако, тон публикации оправдывало враждебное отношение к иностранным рабочим в целом. Ожидаемо, что эти посты появились после резонансного конфликта между рабочими на строительной площадке Абу-Даби плаза в г.Астана.

Ключевой особенностью этого типа языка вражды является то, что его трудно распознать с первого раза. Тексты здесь как бы носят нейтральный характер, а само упоминание этнических групп, пусть даже с обидными прозвищами и эпитетами, легко вписывается в привычные в бытовой речи обороты. Например, «қара қытай» («черный китаец»), «орыс қатын» («русская баба»), «дурак-турок», «өзге ұлт келімсектері» («пришлые другой национальности») и др.

Таблица1. «Мягкие» формы дискриминации

Категория

Общее количество публикаций

Из них:

на казахском

на русском

1.    создание негативного образа этнической или религиозной группы, переданное тоном текста или фрагмента текста;

14

8

6

2.    противопоставление разных групп общества друг к другу, подчеркивание различий между этническими, языковыми и иными сообществами

13

9

4

3.    упоминание собственной этнической, языковой или иной группы в уничижительном тоне

4

1

3

4.    упоминание этнической или религиозной группы или ее представителей как таковых в унизительном или оскорбительном контексте (в том числе в уголовной хронике или просто при упоминании этнонима);

1

1

-

 Итого

32

19

13

Следующий распространенный тип языка вражды  - это противопоставление разных социальных групп друг к другу, и подчеркивание конфликтных различий между этническими, языковыми и иными сообществами. Контент-анализ выявил 13 публикаций с характерными признаками.

Наиболее частое противопоставление происходит по языковому признаку. Объект вражды – граждане РК, не знающие казахского языка. Тональность текстов варьирует от сочуствующей («Русскоязычным неказахам ещё меньше выбора. Надо становиться казахами... Себе дороже будет») до обвинительно-угрожающего («Қазақ тілін менсінбейтін, елемейтіндердің дәурені бітті» - «Закончилось время тех, кто не уважает и игнорирует казахский язык»). Основной посыл заключается в том, что незнание казахского языка имеет или будет иметь негативные последствия, поэтому лучше сейчас озаботиться его изучением. Такой вид ЯВ более характерен для казахскоязычных авторов.

Среди русскоязычных авторов замечен антагонизм в отношении таких групп, как «традиционалисты-националисты», а также «ватники». Определяя указанные группы в качестве «проблемных» авторы пытаются рассказать о существующих в обществе острых вопросах (например, нетерпимость, непатриотичность). Однако, эти благие пожелания оборачиваются преумножением токсичного нарратива в онлайн-среде и появлением еще одного «воображаемого» врага в глазах пользователей фейсбук.

По сравнению с первыми двумя категориями, гораздо реже встречается упоминание собственной этнической, языковой или иной группы в уничижительном тоне (4 публикации). Главное отличие этого типа языка вражды в том, что его объектом становится не «другая», а «собственная» группа. Типичный пример – это сокрушения авторов по поводу нелицеприятных, неприемлемых черт своего народа -  «неткен бишара елміз» (что мы за беспомощный народ). Спекуляций на эту тему пользуются большим спросом у аудитории. Пост одного автора, описавшего своих сограждан «угрюмыми и недовольными» («Наша национальная черта – вечно недовольное табло», набрал около 2000 лайков.

И, наконец, последний в этой группе тип языка вражды – это упоминание этнической или религиозной группы или ее представителей в унизительном или оскорбительном контексте. В эту категорию записана толька одна публикация, где объектом вражды выступают граждане, говоряющие на русском языке.

«Жесткая» дискриминация

В эту группу включены три типа языка вражды, содержание которых отличается высокой агрессивностью, либо присутствует явная или скрытая поддержка насилия в отношении этнической или религиозной группы.

Приписывание другому человеку (чаще всего публичной персоне) крайне отрицательных черт, противоречащих или угрожающих интересам широкой общественности – наиболее часто встречающаяся здесь разновидность языка вражды. Всего, по итогам анализа, к этой категории можно отнести 8 публикаций. Примечательно, что 7 из них написаны на казахском языке.

Объектами для травли в этом случае стали представители органов власти, СМИ, общественные деятели и рядовые граждане. Практически все обвинения звучат не в качестве личных претензий, а представляются авторами как попытка защитить общество от несправедливости, угрозы или обмана. Т.е. происходит демонизация персоны в глазах аудитории и идет призыв к вражбедности по отношению к этому человеку.

Тексты, относящиеся к этой категории, написаны крайне эмоциональным языком и перегружены «токсичными» речевыми оборотами. Например, один блогер обвиняет известную в казахскоязычной среде фигуру в том, что он является последователем ваххабизма и необходимо не допустить его прихода на национальное телевидение. Этот же автор критикует представителя парламента за его высказывания о сельской молодежи, используя при этом уничижительные эпитеты и аналогии («төтенін тыр-тыр қасып ұйықтап жатқан депутат Божко бүгін оянып не деп маңыраған»).

Призывы не допустить закрепления в стране или регионе – тексты этой категории были посвящены инциденту, произошедшему на Абу Даби плаза. Обращение идет к представителям власти, которые в связи со случившимся должны депортировать из страны рабочих-индийцев. Этот пост оказался крайне популярным и набрал 2,3 тысячи лайков.

По итогам контент-анализа, только один пост может быть записан как завуалированный призыв к насилию. Поводом для него также послужил конфликт между казахскими и индийскими рабочими в Астане. Автор поста выражает поддержку насильственным действиям по отношению к рабочим из Индии.

 

Категория

Общее количество публикаций

Из них:

на казахском

на русском

1.    приписывание другому человеку (чаще всего публичной персоне) отрицательных черт, противоречащих или угрожающих интересам широкой общественности (предатель, Гитлер, салафит и т.д.)

8

7

1

2.    призывы не допустить закрепления в регионе (районе, городе и т.д.) мигрантов, принадлежащих к той или иной этнический или религиозной группе (например, призывы к дискриминации салафитов, иеговитов, других религиозных групп);

3

3

-

3.    завуалированные призывы к насилию и дискриминации (пропаганда «позитивных», исторических или современных, примеров насилия или дискриминации; выражения типа «хорошо бы сделать с теми-то то-то и то-то», «давно пора …» и т.п.);

1

1

-

 Итого

12

11

1

Некоторые обобщения

В целом, проведенный анализ не выявил широкую распространенность среди популярных авторов Фейсбука языка вражды. 44 публикаций из N попавших в мониторинг – это не так много. По всей видимости, общественная популярность накладывает определенные репутационные обязательства на пользователей соцсетей. За исключением одного-двух одиозных авторов, практически все объекты мониторинга стараются придерживаться этикета и не позволяют себе явных дискриминирующих высказываний.

Однако явное преобладание в выборке «мягкой» дискриминации вместо «жесткой» не может быть причиной для спокойствия. Тиражируя даже безобидные на первый взгляд этнические стереотипы и клише, лидеры мнений запускают маховик ксенофобии в социальных сетях, который уже не остановить. Показательно, что уже в первой десятке комментариев появляется явное дискриминирующее высказывание в адрес обозначенной этнической или религиозной группы, хотя сам автор, возможно, высказался довольно корректно.

Очевидно, что в онлайне среде уже произошла определенная «нормализация» языка вражды в адрес отдельных этнических групп. Чаще всего, это этнические меньшинства в стране или ближайшие соседи, уже одно упоминание которых обуславливает появление целого ряда негативных стереотипов в комментариях. Такая ситуация является отражением более широкого социального процесса, связанного с этнизацией сознания и укреплением ксенофобских установок на фоне некоторых политических событий (например, Земельные митинги в 2016 года).

С некоторыми оговорками можно утверждать о сравнительно большей распространености в казахскоязычном сегменте фейсбука «жесткого» языка вражды, предполагающего явную этническую или религиозную дискриминацию. Практически все посты, содержащие агрессию по отношению к публичным персонам, а также призывы к насильственным действиям были опубликованы казахскоязычными авторами. Показательно, что в лице отдельных социальных групп уже сложился четкий образ врага. Это, главным образом, казахи, не говорящие на казахском («орысқұлдар»), китайцы («қара қытай қаптаса...») и салафиты. Воспроизводство токсичного нарратива в адрес указанных категорий уже стало мейнстримом, воспринимаемым как естественный порядок вещей.

Рекомендации

Язык вражды является комплексным понятнием, сложно поддающимся концептуальному осмыслению в качестве социального, психологического или лингвистического феномена, проявляющего себя в виде текста, изображения, речи или другой форме.

Если же исходить из целей публичной политики, то здесь ставится более практическая задача по предупреждению языка вражды в СМИ и социальных сетях, снижения его негативного эффекта и выработки альтернативного нарратива и т.п. Исходя из этого понимания работы с языком вражды, можно рекомендовать следующее:

Во-первых, очень важно разработать релевантную методологию распознавания и фиксации языка вражды в СМИ и социальных сетях с учетом казахстанского культурного контекста. Для этого необходима предварительная комплексная исследовательская работа на основе количественных и качественных методов исследования. После первичной апробации методологии и подтверждания ее релевантности рекомендуется осуществлять регулярный мониторинг соцсетей и СМИ с открытой публикацией полученных результатов.

Во-вторых, язык вражды возникает зачастую от непонимания негативных последствий дискриминационных высказываний, тиражирования ксенофобии и нетерпимости в отношении отдельных групп населения. Поэтому очень важно повышать осведомленность пользователей о наличии прямой связи между hate speech и hate crime. Особенно, лидеры мнения должны четко осознавать свою ответственность за разрастание в обществе неравенства или вражды по этническому или религиозному признаку.

В-третьих, усилия по профилактике и противодействию языку вражды в социальных сетях должны быть институционализированы. Речь идет о самоорганизации субъектов гражданского общества (НПО, СМИ, активисты, волонтеры и др.) для совместной работы в данном направлении. Немаловажное значение имеет сотрудничество с международными организациями, имеющими опыт изучения проблемы языка вражды и выработки рекомендаций (Совет Европы, ЮНЕСКО).

В-четвертых, особое значение имеет акцент на казахскоязычном сегмете фейсбука и других социальных сетей, где уровень ксенофобских высказываний заметно выше. Здесь требуется комплекс мер, направленный на повышение культуры медиапотребления и уровня терпимости по отношению к различным меньшинствам (особенно, религиозным). В частности, желательно провести специальные тренинги для популярных авторов, чтобы они умели нейтрализовать на своих ветках токсичные обсуждения и направлять дискуссию в конструктивное русло.

В-пятых, чрезвычайно важное значение имеет выработка альтернативных нарративов в отношении дискриминируемых и демонизируемых групп, чтобы рассеить существующие по отношению к ним общественные предубждения и страхи. Это, в первую очередь, касается граждан Китая, иностранных рабочих и практикующих мусульман, которые стали на сегодняшний день основными объектами языка вражды в социальных сетях.

Использованная литература:

1.    Backgrounds, Experiences and Responses to Online Hate Speech: A Comparative Cross-Country Analysis, http://www.unicri.it/special_topics/hate_crimes/Backgrounds_Experiences_and_Responses_to_Online_Hate_Speech_A_Comparative_Cross-Country_Analysis.pdf

2.    Mapping and analyzing hate speech online: Opportunities and Challenges for Ethiopia, http://pcmlp.socleg.ox.ac.uk/wp-content/uploads/2014/12/Ethiopia-hate-speech.pdf

3.    Islamophobia on Social Media: A Qualitative Analysis of the Facebook’s Walls of Hate, Imran Awan1  Birmingham City University, United Kingdom, http://www.cybercrimejournal.com/ImranAwanvol10issue1IJCC2016.pdf

 

Источник: http://medianet.kz/ru/biblioteka

Комментарии
Добавить комментарий
Представьтесь
E-mail
Введите код с картинки
Партнеры