Статьи

«Большой скачок» Китая в эпидемию коронавируса

24.02.2020 00:00

Арье Найер, основатель организации Human Rights Watch, о том, как связаны эпидемия коронавируса, нарушения прав человека и ограничения свободы слова в Китае.

Мир ещё ничего не знал о существовании нового коронавируса, спровоцировавшего сегодня глобальную панику, когда уханьский офтальмолог Ли Вэньлян заметил нечто странное у некоторых пациентов. Казалось, что они подхватили необычный вирус, похожий на острый тяжёлый респираторный синдром (SARS), поразивший Китай почти 20 лет назад.

Ли написал встревоженные сообщения нескольким врачам в групповом чате, а через несколько дней 34-летнего врача вызвала полиция и заставила его подписать письмо с признаниями в том, что он «делал лживые заявления», «нарушавшие общественный порядок». Сегодня Ли уже мёртв. Он стал жертвой того самого вируса, о появлении которого пытался предупредить (этот вирус получил название Covid-19).

Смерть Ли, как и новые данные о попытках Китая заставить замолчать людей, сообщавших о Covid-19, вызвали негодование во всём мире, и совершенно справедливо. Если бы правительство заботилось больше о защите здоровья населения, чем о скрытии негативной информации, у него бы появилась возможность предотвратить распространение вируса.

На сегодня вирусом Covid-19 инфицировано уже более 74 тысяч человек в одном только Китае, при этом более 2 тысяч человек умерли. Уже не первый раз ограничения на свободы слова в Китае оказываются связаны со смертельно опасной, чрезвычайной ситуацией в сфере здравоохранения. Когда в 2002 году началась эпидемия SARS, китайские власти тоже поначалу пытались скрыть этот факт. К счастью, Ху Шули, основатель и управляющий редактор бизнес-еженедельника «Цайцзин» («Caijing»), сравнительно быстро разоблачила махинации чиновников. Узнав, что у пациентов в Пекине началась таинственная лихорадка, она отправила журналистов в больницы на интервью с врачами.

Репортаж «Цайцзин» помог заставить китайских лидеров публично признать эпидемию SARS, а это первый шаг на пути к контролю над болезнью. Тем не менее, к тому моменту, когда SARS удалось остановить, этот вирус заразил более 8 тысяч человек во всём мире и убил почти 800. Политика замалчивания — от Мао к Си Впрочем, у репрессий против свободы слова в Китае имеется вызывающая даже больше тревог история, которая связана со здоровьем населения.

Без таких репрессий стали бы невозможны бедствия, которые причинила начатая Мао Цзэдуном политика «Большого скачка вперёд». Это была величайшая трагедия, с которой столкнулся Китай после прихода к власти Коммунистической партии в 1949 году.  В 1958 году Мао решил, что ради быстрой индустриализации следует насильно собрать крестьян в колхозы для выполнения промышленных задач, которые в других странах обычно выполняются с помощью машин на заводах. Миллионам людей было поручено отливать сталь в маленьких печах, расположенных во дворе дома, зачастую путём плавки фермерского инвентаря.

Перенаправив рабочую силу на крайне неэффективное промышленное производство в малых масштабах, политика «Большого скачка вперёд» привела к уничтожению аграрного производства и, соответственно, к острому дефициту продовольствия, который продолжался даже после сворачивания этой политики в 1960 году. По данным китайского журналиста Яна Цзишэна (его убедительный рассказ о начавшемся голоде, основанный на результатах двух десятилетий исследований, был опубликован в Гонконге в 2008 году), в период с 1958 по 1962 годы не менее 36 миллионов китайцев умерло от голода.

Как и в случае с Covid-19, жизненно важная информация об ужасающих последствиях политики «Большого скачка» скрывалась с самого начала. Поначалу центральные власти не знали о катастрофе, разворачивавшейся на селе, поскольку местные чиновники не хотели сообщать информацию, которая могла быть расценена как критика Мао. Однако даже когда высшее руководство Китая узнало о голоде, оно решило сохранить эту информацию в секрете, а не обратиться за внешней помощью. Главным приоритетом была защита репутации Мао, а в условиях крайней международной изоляции Китая в то время, внешний мир никак не мог узнать о том, что там происходит, если китайцы сами об этом не рассказывали. Правда о «Великом скачке» скрывается до сих пор, а партийные функционеры предпочитают занижать размеры этой трагедии, представляя её как следствие плохих погодных условий. Книга Яна до сих пор не может быть издана на территории материкового Китая.

Связь между голодом и свободой слова наблюдается не только в Китае. Два десятка лет назад индийский философ и лауреат Нобелевской премии по экономике Амартия Сен писал, что «никогда в истории мира голод не случался в нормально функционирующей демократии». Как правило, политические лидеры, которые зависят от поддержки избирателей, имеющих возможность свободно критиковать государственную политику, не будут принимать решений, которые заставят их избирателей голодать.

Этого, впрочем, не произошло, например, в Зимбабве, где примерно половина населения (около 7,7 млн человек) сейчас испытывает недостаток продовольствия, согласно данным Всемирной продовольственной программы. Беспрецедентный уровень недостатка питания отмечен в восьми из 59 округов Зимбабве. Зимбабве долгое время называли «житницей Африки», благодаря её сравнительно умеренному климату. Однако в стране начинают сказываться последствия изменения климата. Ситуация усугубляется десятилетиями ошибочной экономической политики, которую проводил Роберт Мугабе. Он освободил себя от какой-либо демократической ответственности, а его 37-летнее правление завершилось лишь после того, как армия вынудила его уйти в отставку в 2017 году.

Политика Мугабе привела к безудержной инфляции, высокому уровню безработицы, дефициту топлива и затяжным перебоям с электроэнергией. Всё это значительно ухудшило положение зимбабвийцев. Свобода слова – это не просто откровенное политическое диссидентство или толерантность к идеям, действиям или изображениям, которые мы считаем оскорбительными. Как писал Сен в 1990 году, «один комплекс свобод (критиковать, публиковать, голосовать) причинно-следственно связан с другими видами свобод», например, «свободой от голода и голодной смерти». К этому списку мы должны добавить «свободу от смерти, вызванной Covid-19».

Об авторе: Арье Найер – почётный президент Фондов «Открытое общество», основатель организации Human Rights Watch, автор книги «Международное движение за права человека: История».

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Источник- https://factcheck.kz/

Пресс-релизы
64
Партнеры